Движение
Мероприятия
Новости
Библиотека
Ярмарка
Общение

Родовые поместья и экопоселения Беларусь статистика ecoby.info
По любым вопросам звоните +375-29-766-46-83 мтс, или пишите на почту ratmir@ecoby.info

Вход

:

:

Запомнить

Белорусский рейтинг MyMinsk.comКаталог TUT.BY
RATING ALL.BYRambler's Top100
Экодомпроект. Экодома с нулевым энергопотреблением
Яндекс.Метрика

Минчанка переехала в деревню с четырьмя лошадьми

Дата
2017-01-29
Автор
Ратмир
Просмотров
815
Тип
у нас

История молодой минчанки достойна восхищения: накануне зимних холодов девушка бросает комфортную жизнь в Минске и переезжает в деревенский домик в 100 км от столицы. Бескрайние просторы, подъем с петухами и езда верхом — вот что вдохновило Татьяну Чемерко кардинально изменить жизнь. К ней в деревню Большое Запрудье Воложинского района и отправилась «Страна открытий» — проект, который мы создаем вместе с velcom, рассказывает о людях, занимающихся любимым делом в белорусской глубинке. Наш репортаж — о том, как жить зимой в деревне без мужских рук, зачем женщинам езда верхом и почему на конные прогулки приезжают даже из Сибири.

«Меня обманывали, пугая трудностями сельской жизни»

Серый дорожный пейзаж сменяется жизнерадостной картинкой разноцветных домиков на белоснежном фоне, когда мы сворачиваем с трассы Минск-Вильнюс на проселочную дорогу к Большому Запрудью. Заметенные улицы, красные яблоки на заснеженных ветках, дым из печных труб, никуда не спешащие люди и бесконечные холмы — сюда, за 100 километров от Минска, «убежала» Татьяна. С августа прошлого года она — владелица деревенского дома, где живет вместе с собакой Есениным и мурлыкающей кошкой… Кошкой. В сарае, переоборудованном под четыре денника, обитают лошади Прага, Бачата, Майя и Зефир.

— Если честно, в одиночестве я здесь бываю довольно редко: если не туристы, то друзья постоянно приезжают. Но хозяйство веду самостоятельно, — поясняет Таня.

Неказистый с виду домик внутри оказывается уютной и теплой сельской обителью. Современность и «ламповая» деревенская классика сплелись в приятный глазу антураж. Стеклопакеты и две русские печки, водопровод и тканые половики, трендовое кресло-груша и массивная «крестьянская» мебель. Многочисленные фигурки и рисунки лошадок вместе с красноречивой напоминалкой «навоз» на большой меловой доске намекают, что здесь живет любительница лошадей.

— Сначала я пошла по классической для девочки стезе: поступила в педуниверситет на факультет психологии. И даже три года работала по профессии — социальным психологом, была небольшая частная практика. Появились свободные деньги, которые куда-то надо было тратить, вот и занялась лошадьми. Ездила с инструктором, потом потихоньку начала сама. Когда поднабралась опыта, стала ходить в походы с клиентами как помощник инструктора. Ну, а однажды под Новый год меня впервые отправили вести прогулку самостоятельно, для четырех всадников. Как сейчас помню: погода паршивая, метет, ничего не видно. Но справилась. С тех пор вот уже три года и зимой, и летом, я вожу группы, — такова краткая рабочая биография Татьяны.

К «побегу» из города она готовилась давно и основательно.

— Больше года назад начала смотреть варианты домов для покупки в радиусе 100 километров от Минска: как-то стало тесновато и душновато в городе. Этот нашелся благодаря знакомым, которые увидели в сети объявление о продаже. Приехала и влюбилась, — рассказывает Таня. — Дом вместе с участком в 25 соток обошелся в 15 000 рублей в пересчете на новые дензнаки. Местные сказали дорого, но очень уж понравилось. Когда еще жила в городе, во время зимних походов, бывало, и на неделю останавливались в сельских хатах. Причем здесь у меня водопровод, а там нужно было воду носить из колодца. Но все равно никаких особых трудностей я не испытывала. Все говорят, что зимой в деревне тяжело: столько работы, неудобств. Ну вот, попробовала: какие неудобства? Такое ощущение, что меня все обманывали, рассказывая про тяжести сельской жизни. И в деревне зимой не холодно. В Минске стоишь на остановке, мерзнешь, а здесь прошелся — и классно, даже в суровые морозы.

Татьяна не лукавит и признает: водопровод и канализация очень упрощают быт. Однако проведенная в дом вода (кстати, только холодная, бойлер есть в душевой, но она на улице) не решает остальных деревенских проблем. Запасать дрова, топить печки, чистить снег, смотреть за домом и, самое главное, за лошадьми. А если что-то сломалось, пришло в негодность? Вызывать «мужа на час»?

— Я не боялась и была уверена, что справлюсь. Во-первых, есть колоссальная «заочная» поддержка от родителей, это меня успокаивает и дает уверенность в том, что все будет в порядке. Во-вторых, у меня очень хозяйственный папа, который всегда знает, что нужно сделать. Безусловно, он не может сорваться и приехать в любой момент, но и так очень помогает. В-третьих, здесь много соседей, с которыми я дружу. Всегда могу позвонить: «Ай-яй-яй, сломалось, что делать?» Они или объяснят, или придут. Не хватает денег на корма, не сезон, не доехали туристы — есть большой круг людей, которые приедут, поддержат, обогреют, утешат и которые могут рассчитывать на то же самое от меня, — говорит Татьяна.

540 рублей в месяц на себя и тех четырех

Типичный день в деревне проходит так:

— Просыпаюсь на рассвете сама, будильника у меня нет. Топлю печки, завтракаю. Вывожу лошадей на пастбище — они раскапывают снежок, едят траву. Набиваю им кормушки сеном. Дальше есть вариант сходить в гости, заняться творчеством, покататься на лошадках. В любой момент могут нагрянуть гости. Часть времени занимает работа с клиентами через интернет. Стационарного здесь нет, пользуюсь 3G-модемом от velcom — очень выручает, скорость как в городе. Ну, а вечером можно кино смотреть, книжки читать. Научилась готовить в печке, а то поначалу все переживала: как же буду без духовки. Пирог, приготовленный на «живом» огне, на углях, не то чтобы сильно отличается по вкусовым качествам, но энергетика у него потрясающая.

В Воложинском районе есть несколько деревень, в которых поселились минчане — получилось своеобразное поселение бывших городских жителей. У него есть и свое название — Чудесные Холмы — отражающее особенности местности, которая здесь и правда холмистая. Практически всех минских «дауншифтеров» Татьяна знает лично.

— В соседней деревне стоит типи — индейская палатка с дымоходом, в которой можно разводить огонь. По осени мы частенько там зависали с друзьями. Особая, «шаманская» атмосфера: люди сидят в кругу, отсветы пламени на лицах и стенах. Начиная с 21 декабря пошел сезон праздников: день зимнего солнцестояния, колядки, Новый год, Рождество и так далее… Вместе отмечаем.

Танино увлечение — езда верхом. Ездит сама, учит этому других. Ее проект называется «Конь на гары». Горячая «конная» пора — с весны по осень. Но зимой желающих покататься на лошадях тоже немало — в среднем два двухдневных похода в месяц. Стоимость — 120 рублей с человека, в которые входит работа инструктора, аренда лошади, питание и проживание. На жизнь хватает, уверяет девушка.

— Одна из четырех лошадей для меня, значит, в поход могут пойти три всадника. Это 360 рублей. За вычетом расходов на еду и доставку людей до деревни, если у них нет возможности добраться самостоятельно, остается примерно 270 рублей. Умножить на два похода — выходит 540 рублей в месяц. Мои основные расходы — электричество (50 рублей в месяц), дрова (еще около 50), корма для лошадей (примерно 200 рублей). Понятно, что зимой ничего не накопишь, все расходится на жизнь, это самый тяжелый период. Зато летом и доходов больше, и расходов меньше. Правда, летом я плачу аренду за лошадей, они ведь не мои собственные, а это примерно 400 рублей в месяц. Остальное — в копилочку на осень и зиму.

Зимой от платы за арендованных лошадей девушку освобождают, входят в положение: не сезон. Ее «великолепная четверка» — из той самой конюшни, где она когда-то делала первые шаги как всадник, а затем и как инструктор.

— Я поддерживаю тесные связи с хозяином конюшни, инструкторами. По правде, это такая большая семья из любителей верховой езды, лошадей и походной жизни. Несмотря на то что я сейчас живу за сотню километров от Минска, мы постоянно встречаемся, обмениваемся информацией. Лошади сближают людей, — говорит Татьяна.

Есенин стер лапы в кровь и ехал верхом

По бодрящему морозцу идем на поле, где пасутся лошади. Таня и ее гостья Настя из Минска, тоже «болеющая» верховой ездой, несут «лошадиное» снаряжение и от помощи отказываются: мол, привыкли. С нами увивается собака Есенин.

— Сопровождает меня во всех походах. Однажды стер лапы в кровь: бежал по асфальту. Назад идти не мог, ехал верхом впереди меня, вид имел несчастный. С тех пор бегает только по обочине, — рассказывает Таня, седлая солового Зефира.

Тот бьет копытом и рад внезапно образовавшейся возможности прогуляться. Настя едет на гнедой красавице Бачате. Среди бескрайних снежных просторов девушки выглядят настоящими амазонками.

— Этой весной как вышли из конюшни в мае, так все лето до конца августа и провели в седлах, — рассказывают они. — Один переход растянулся на 160 километров за три дня. В какой-то день верхом провели часов 14. Специально не подсчитывали, но тысячу километров точно прошли за все лето.

Клиенты Татьяны — люди разного возраста, но преимущественно женщины. В основном белорусы, однако есть любители верховой езды из Москвы и Санкт-Петербурга. В прошлом году к девушке обратились даже мама с дочкой из Ханты-Мансийска, которым так понравилось бродить по чудесным холмам, что они планируют вернуться в Беларусь летом.

— Длительный конный поход — приключение непростое, но интересное. Прокладывать маршруты проще всего по автомобильным дорогам, но на лошади так неинтересно, да и животные боятся машин. Самые привлекательные пути — те, что существовали уже сотни лет назад, идут через леса, луга, соединяют деревни, где реки иногда приходится переходить вброд. Эти живописнейшие дорожки не отмечены на картах, вот и приходится иногда поплутать.

Не всегда удавалось разбить лагерь для ночлега до наступления темноты, но к полуночи все «железно» было готово. Палатки, спальники, коврики, продуктовый минимум — это «маст хэв» подобных мероприятий.

— Мы вполне успешно берем в походы новичков, — комментирует Татьяна. — Но надо понимать, что у каждого свой уровень выносливости. Кто-то сел в седло впервые, но привык к нагрузкам и походной жизни — ну да, ножки болят, но переночевал и готов идти дальше. А кто-то все время в офисе и не может пройти пешком больше пяти километров в день — такой после двухдневного похода будет неделю лежать в постели, зализывать раны.

У Татьяны нет машины, в Минск она добирается либо с помощью друзей-автомобилистов, либо на поезде. До ближайшей железнодорожной станции — пять километров. 

— Вы говорите, что я храбрая и отважная, а я вот не уверена, и возможно, это просто глупость, — смеется она. — Но после этих просторов, по которым так здорово лететь на лошади галопом, в город возвращаться совсем не хочется.


Читать полностью:  https://lady.tut.by/news/inspiration/531341.html




Вернуться